Потянулись обыкновенные дни

— Нет, Ося, ты нисколько не обидел меня. Ты по-своему тоже прав. Но мне, поверь, приятнее сознавать, что я поседела не от старости и что я жила так, как и полагается матери: все горе, тревоги, заботы (далее…)

Read More

Ваши советы на будущее

— Но я виновата! Очень виновата! — возбужденно вскрикнула Семенова. И лицо у нее покрылось красными пятнами. — Кто и в чем виноват перед самодержавием, нам объявят в приговоре, — сказал Иосиф. — А между собой мы (далее…)

Read More

Глядя на Семена

— Люба, скажи для начала ты что-нибудь, — попросила тетя Саша. И часто заморгала: не расплакаться бы. Любовь Леонтьевна поднялась, держа наполненную рюмку. Обвела неторопливым взглядом всех собравшихся, задерживаясь бо&ше всего на своих сыновьях. — Ося вернулся домой (далее…)

Read More

Не называть имена товарищей

— Отпуская меня, Самойленко предупредил, что они весь Орел вверх дном перевернут, а корзину эту отыщут. И если отыщут — дознание пойдет по второму кругу. — Ужасно! И, значит, тогда нас опять в тюрьму? — сказала Семенова. (далее…)

Read More

Орловский Рабочий союз

Самому Иосифу после первьт с час ов радостной встречи с матерью и братьями тоже хватило всяких забот. Надо было сходить в полицию и там заявить о прибытии, расписаться в особой книге, где регулярно отмечались все состоящие под (далее…)

Read More

Простые и решительные взгляды

— Вот как! — воскликнул Зубатов. — Зто, конечно, лю юпытно. И что же, в этом и весь смысл письма? — Сергей Васильевич, я не стал бы только ради таких сантиментов занимать ванн; драгоценное время. — Самойленко-Манджаро (далее…)

Read More

Предложения о новых арестах

— Превосходно! — сказал Зубатов. — Ваши соображения? — Дать указание начальнику тюрьмы размещать политических арестантов в одиночных камерах так, чтобы эти камеры чередовались с уголовниками, и по вертикали и по горизонтали. Тщательнее просматривать все бумаги, которые (далее…)

Read More

Первый день на свободе

Всякие идут разговоры. Кто-то недобрым словом — крестьянин, мужик — барина своего помянул. Кто-то принялся рассказывать, как на заводе штрафами, вычетами бессовестными его допекли, а там и вовсе за ворота выставили, ходит теперь без работы, семья (далее…)

Read More

Кто провалил «Рабочую газету»

Давно стемнело, но свет Мария Николаевна не торопилась зажигать. Было что-то особенно доверительное, дружеское в таком разговоре впотьмах. Дубровинскому уходить не хотелось. А времени в запасе оставалось немного, пора на вокзал. Если он не уедет с (далее…)

Read More

Дозволили остаться в Москве

— Вот ведь женское сердце! Увели вас в тюрьму, мы с Анной Егоровной наплакались. Теперь выпустили — и опять реву. В нашем деле и не полагалось бы чувствам волю давать, но сердце-то не камень! А кого (далее…)

Read More

Поиск