Столько всяческих хлопот

— На местной? — Нет. К нему туда его невеста, Надя Крупская, уехала. Ей ссылка была назначена поближе, а она выпросилась к Володе в Сибирь. — Анна Ильинична, какие вы все заботливые люди,— растроганно сказал Дубровинский, — я (далее…)

Read More

Предъявить более тяжкое обвинение

Дознание продолжалось одиннадцать месяцев, ровно — день в день. И все-таг:и Дубровинский получил лишь «пропуск для следования из Москвы в Орел», где под гласным надзором полиции ему надлежало ожидать окончательного решения своей судьбы. Расставаясь с ним в (далее…)

Read More

Дело не в том, чтобы вырвать признание

— Сергей Васильевич..— и даже слов не нашел ротмистр. Лишь несколько раз возмущенно поднял плечи. — Ну-у… Это совсем ни к чему, Иосиф Федорович, — покачал головой Зубатов. — Вам кажется, что ваша конспирация — волшебная шапка-невидимка, (далее…)

Read More

Так на чем же мы сегодня

— Не надо запугивать подследственных, — миролюбиво вставил Короткий. — …а в тюрьме, здесь, вы просидите ровно столько, сколько будете сами тянуть с признаниями. Это «удовольствие» вы сами создаете себе. Имейте в виду, мы дело не закроем, (далее…)

Read More

Весьма огорчительно

Дубровинский повел плечами. Что же, весь допрос будет в таком духе? Пожалуйста! — Я бы дождался, когда придет владелец. — Отлично! Формулирую: вы отрицаете распространение, но подтверждаете хранение у себя нелегальной литературы. Так пока и запишем. Согласны? — Но (далее…)

Read More

Любопытные истории

Федорова, когда Самойленко-Манджаро предъявил ей книжку «Царь-голод», взятую при обыске, простецки улыбаясь, объяснила: «Да, точно, это книжка моя. Хорошая, интересная книжка. Вы сами голод когда-нибудь испытывали?» Он сразу даже не смог рассердиться. Стал допытываться, откуда эта (далее…)

Read More

Несколько осторожных вопросов

— Сотнями, прямо сотнями,— говорил жгн-дарм. — Почистили публику эту здорово. Что-то неясное он рассказывал еще о разгроме тайной типографии на юге, где печаталась . главная газета господ социал-демократов… «Выходит, «Рабочая газета» разгоомлена? И все арестованы?» — думал Дубровинский. Попытался (далее…)

Read More

Всякому овощу свое время

Одна отрада, одна возможность не так остро ощущать гнет мертвой, душной тишины одиночки — это читать и читать, конспектируя в тетрадях прочитанное. И подолгу ходить из угла в угол, хотя каждый конец пути — всего четыре (далее…)

Read More

Праздники в Таганской тюрьме

Рождественские праздники Дубровинский встречал уже в Таганской тюрьме, куда его перевезли из Сущевского полицейского дома сразу же по возвращении от Зубатова. В здешней одиночке было немного теплее. Взобравшись на стол, удавалось увидеть сквозь окно, перекрещенное толстыми прутьями, (далее…)

Read More

От филеров нигде не укроешься

— В тот же день, двадцать второю сентября, вы сн( ва уехали в Калугу, где останавливались у Середы. Окончательно в Москву вы приехали первого октября. На вас была надета такого же цвета или простите, эта же (далее…)

Read More

Поиск