Простые и решительные взгляды

— Вот как! — воскликнул Зубатов. — Зто, конечно, лю юпытно. И что же, в этом и весь смысл письма?

— Сергей Васильевич, я не стал бы только ради таких сантиментов занимать ванн; драгоценное время. — Самойленко-Манджаро проли-стнул несколько страниц. — Бон сколько своим душевным терзания*, по поводу угаснувшей любви посвятил господин Минятов. А вот с этого места начинается и более существенное. Итак: «„.с каждым днем в mohjs глазах все смешнее и жальче становились мои прежние «революционные»,— Сергей Васильевич, слово «революционные» он ставит в кавычки … удивительно простые, но зато и решительные взгляды, по которым весь смысл жизни заключался лишь в коверкании всего человека в угоду неза лысловгто понимаемых…»,— и опять в кавычках,— «общественных интересов». Это та стадия, которую теперь переживают Алексей Яковлевич…»

— Никитин? — перебил Зубатов.

— Да, разумеется! «…переживают Алексей Яковлёвич, а в особенности Дубровинский. Здесь, в Берлине, частью благодаря влиянию здешней, гораздо более культурной нравствен ной обстановку частью благодаря одиночеству, в котором я мог пересматривать всю прежнюю жизнь, я наконец мог оценить вполне всю бедность этой детской точки зрения на жизнь. весь жестокий трагизм, вытекающий из нее. И вместо всяких прежних революционно-карьерных мечтаний я начал жаждать простой, тихой человеческой обстановки…» Ну и далее все в таком же роде. Читать еще. Сергей Васильевич?

— Спасибо! Не надо. Действительно, письмецо примечательное. Борец за идеи российской революции раскис «благодаря гораздо более культурной нравственной обстановке» Берлинг. Что ж, по пословице «баба с возу — конго легче», Приобщите это письмо к делу. Впрочем,— Зубатов предупреждающе поднял палец, — впрочем, не на предмет каких-либо смягчений касательно его прошлого участи,, в «Рабочем ссюзе». За свои «революционно-карьерные» мечтания господин Минятов, сей неудавшийся Робеспьер, когда мы его изловим и пришпилим, пусть отвечает полной мерой. Кого-кого в революции, но уж карьеристов решительно терпеть не могу!

— Словом, пустить «карьериста» во весь карьер! Ха-ха-ха!

Они еще немного посмеялись, каламбуря по позоду выспренних выражений миняшвекого письма, и Са чойленко-Манджаро ушел.

А Зубатов, несмотря на очень позднее время, еще остался в своем кабинете. Он обдумывал и набрасывал на листе бумаги тезисы предполагаемой пространной записки на имя ^ипягина министра внутренних дел, где формулировал мысл*! о желательности и необходимости создания массовых рабочих оргг низаций под эгидой полицейских влас гей. Такая система позволила бы слаженной полицейской машине принять на себя защиту интересов рабочих в их спорах с предпринимателями и тем самым вве-| сти стиг.ийно возникающие инциденты в спокойное русло.

Это был лир так пир. Тетя Саша постаралась. Любовь Леонтьевна, превозмогая боль в боку, тоже хлопотала с нею наравне. Собственно, приглашенных почти и не было. Только Семгнова, младший из ее братьев^ Борис, Владимир Русанов да шляпная мастерица Клавдия. Опальные — своя семья. Многозначительность торжественного обеда заключалась прежде всего в полноте чувств, с какими за с голом произно сились маленькие реги. А еще — в обилии самых вкусных и самых любимых Иосифом блюд. Тетя Саша o6ei ала все погребки, а уж. накупила такого вина, таких фруктов!..

Related Posts

А жандарм все торопил

Семенова метнулась к протянутой руке. Жандарм грубо толкнул ее в плечо. — Куды? Назвалась груздем — полезай в кузов! Дорогой намилуешься сколько хочешь. Из вагона на платформу спустился полицейский офицер. Взял у жандарма сопроводительные документы, неторопливо, внимательно прочитал. — (далее…)

Read More

Прозвонил колокол

— Да, но и не в родном доме. В разговор вступила тетя Саша. — Пиши нам чаще, Ося. Пиши, что тебе надо будет прислать в эту проклятую каторгу. Кроме книг, я уж знаю. — Напишу, все напишу. Но я (далее…)

Read More

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поиск